Главная | Что такое гендер | Новости | Публикации | База знаний | Встречи | Ссылки | English

ГЛОССАРИЙ


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ч Ш Щ Э Ю Я


Андрогиния (androgyny)

    Андрогиния - совмещение в индивиде маскулинных (см. Маскулинность) и фемининных (см. Фемининность) черт. Андрогинная личность вбирает в себя все лучшее из обеих половых ролей. Концепция андрогинии была предложена в начале 70-х гг. американским психологом Сандрой Бем. С той поры многочисленными исследованиями доказано, что мужественность и женственность не противопоставляются друг другу, а человек с характеристиками, строго соответствующими его полу, оказывается мало приспособленным к жизни. Так, низкомаскулинные женщины и высокофемининные мужчины отличаются беспомощностью, пассивностью, тревожностью, склонностью к депрессии. Высокомаскулинные женщины и мужчины характеризуются трудностями в установлении и поддержании межличностных контактов. Выявлен высокий процент сексуально-психологических дисгармоний и половых расстройств у молодых семейных пар, где партнеры придерживались традиционных моделей женского и мужского поведения. Вместе с тем, обнаружена связь андрогинии с высоким самоуважением, способностью быть настойчивым, мотивацией к достижениям, эффективным исполнением родительской роли, внутренним ощущением благополучия. Андрогинная личность имеет богатый набор полоролевого поведения и гибко использует его в зависимости от динамично изменяющихся социальных ситуаций.

    Однако сглаживание дихотомии мужского-женского в сознании и поведении человека таит в себе определенную угрозу утраты позитивной социальной идентичности, так как институты семьи, школы, политики, СМИ, рынка труда продолжают закреплять полоролевые предписания. Проблема симметричного конструирования женского и мужского в культуре требует значительных изменений в структуре общественных институтов. В эксперименте Джун Стэтэм с группой родителей из 18 семей в Великобритании было обнаружено, что социализация пола укоренилась очень глубоко. Родители, принадлежавшие к среднему слою общества, воспитывали у своих детей новое сочетание "мужских" и "женских" качеств. Они хотели, чтобы мальчики были более сердечными, а девочки активно использовали возможности для обучения и самосовершенствования. Все родители признавали, что противостоять сложившейся практике гендерного обучения очень сложно, поскольку дети подвергаются влиянию традиционных взглядов, общаясь с друзьями и посещая школу.

      Литература:

      • Берн Ш. Гендерная психология. СПб., 2001. 320 с.
      • Гидденс Энтони. Социология. М.: Эдиториал УРСС, 1999. 704 с.
      • Ениколопов С. Н., Дворянчиков Н. В. Концепции и перспективы исследования пола в клинической психологии // Психологический журнал. Т. 22. 2001. N 3. С. 100-115.
      • Жеребкина И. "Прочти мое желание…". Постмодернизм. Психоанализ. Феминизм. М., 2000. 256 с.
      • Кравченко Е. И. Мужчина и женщина: Взгляд сквозь рекламу (социологические мозаики Эрвина Гоффмана) // Социологические исследования. 1993. N 2. С. 117-131.
      • Хорни К. Женская психология. СПб., 1993. 222 с.

      © Е. Ю. Красова

Андроцентризм (androcentrism)

    Андроцентризм - глубинная культурная традиция, сводящая общечеловеческую субъективность (общечеловеческие субъективности) к единой мужской норме, репрезентируемой как универсальная объективность, в то время как иные субъективности, и прежде всего женская, репрезентируются как собственно субъективности, как отклонение от нормы, как маргиналия. Таким образом, андроцентризм - это не просто взгляд на мир с мужской точки зрения, а выдача мужских нормативных представлений и жизненных моделей за единые универсальные социальные нормы и жизненные модели.

    Термин андроцентризм активно используется теоретиками гендерного подхода и феминистками для критики социального мира культуры, где характеристики мужского и женского разноплановы и разновесны, дихотомично разведены и иерархично структурированы. Ибо существующий мир культуры и мир природы осуществлен (через нарратив) от лица мужского субъекта, с точки зрения мужской перспективы, где женское понимается как "другое" и "чужое", а чаще всего вообще игнорируется. Андроцентризм современной культуры основан на универсалистском дискурсе европейской науки, презентирующей себя гендерно нейтрально и "научно" обосновывающей гендерную нейтральность социальных институтов и структур.

    Язык играет особую роль в воспроизводстве андроцентризма, ибо языковая картина мира фиксирует и воспроизводит (называет) мир с мужской точки зрения. В рамках феминистской лингвистики выделяют следующие признаки андроцентризма: 1) отождествление понятий человек и мужчина (во многих языках они обозначаются одним словом); 2) языковая норма гендерно не нейтральна, иерархична и несет в себе оценочные категории; более того, мужские языковые формы, используемые как нормы языка, способствуют маргинализации и игнорированию женщин в языковой картине мира; 3) разделение языка на нормы мужского и женского основано на реальной социальной гендерной асимметрии, отражает ее, а затем закрепляет через языковое воспроизводство.

    Феминистская лингвистическая критика вскрывает культурно-языковые конструкты мужского доминирования в социальной и культурной жизни. Исследования К. Маккинон, проанализировавшей существующие в современном обществе социальные институты и институции, показали, что нормы социальной успешности и "нормальности" обусловлены мужской физиологией и интересами: "Мужская физиология определяет большое количество видов спорта; ... их социально спроектированные биографии определяют требования к рабочим местам и образцы успешного продвижения карьеры; ... их опыт и устремления определяют понятие заслуг; их видение мира определяет искусство" (Бем. С. 73). Феминистки указали, что все существующие социальные технологии - от практик родовспоможения и нормативной дозы лекарственных средств до практик научного рационального познания - сконструированы под мужские нужды, исходя из мужских взглядов и интересов. В качестве примера стоит привести известный в США скандальный случай с исследованиями сердца, получивший название "Mr. Fit". Речь идет об исследовании и тестировании кардио-средств, результаты которого распространялись на все население страны, хотя под наблюдением находились только мужчины. Дело не в том, что исследователи специально, с каким-то умыслом не стали тестировать средство на женщинах, а в том, что им это просто не пришло в голову.

    Об адроцентризме современной культуры много писали и пишут в феминистских исследованиях, где указывается, что отличия между мужчиной и женщиной заданы социально, что социальный мир организован таким образом, что все мужское понимается как норма, а все женское - как патология. Феминистский проект в современном гуманитарном знании связан с деконструкцией андроцентризма как культурной традиции, подлежащей разоблачению и замене: "Андроцентризм можно рассматривать как специфическую конфигурацию властных отношений, которая не является ни неизбежной, ни универсальной..." (Ушакин. С. 130).

    Литература:

    • Бем С. Трансформация дебатов о половом неравенстве // Феминизм и гендерные исследования. Хрестоматия. Тверь, 1999.
    • Воронина О., Клименкова Т. Гендер и культура // Феминизм и гендерные исследования. Тверь, 1999.
    • Кирилина А. В. Гендер: лингвистические аспекты. М., 1999.
    • Малышева М. Политика финансирования науки в зеркале гендерной асимметрии // Гендерные исследования, N 2 (1/1999). М., 1999.
    • Ушакин С. Политическая теория феминизма: современные дебаты // Введение в гендерные исследования. Ч. I:

    © М. В. Рабжаева

Антирасистский ("черный") феминизм (antiracist feminism; black feminism; womanism )

    Антирасистский ("черный") феминизм - направление феминистской теории, сформулированное (в основном) англоязычными афроамериканками. В его основе лежит представление, что специфический опыт черных женщин США (соединение половой и расовой идентичностей) делает их особо чувствительными к любому угнетению, в том числе заложенному в белой культуре и, в определенном смысле, белом феминистском дискурсе.

    Политическими предшественницами современных теоретиков антирасистского феминизма являются участницы движения за уничтожение рабства (аболиционистки): Сожурна Трут (Sojourner Truth), Харриэт Табмен (Harriet Tubman), Ида Уэллс (Ida Wells) и др. Некоторые из них, рожденные в рабстве, достигли общенациональной известности благодаря своей борьбе, публичным выступлениям (они были среди первых женщин-ораторов в США), в том числе в защиту черных женщин, и участию в военных действиях в период Гражданской войны. Сожурна Трут, чьи выступления, посвященные правам женщин, и артикулированная в них концепция справедливости были популяризованы белыми феминистками, обрела символический статус "праматери" черных женщин. Ей приписывают слова: "Я могу работать, как мужчина, я ем, как мужчина, я могу даже сносить побои, как мужчина - а разве ж я не женщина?"

    Позднее идеи расовой справедливости, выдвинутые в середине XIX века, были подхвачены и развиты участницами антирасистских движений (Гарлемского возрождения, движения за гражданские права 1960-1970-х гг. и др.) и негритянских женских организаций (National Council of Negro Women, National Black Feminist Organization, the Third World Women's Alliance и др.), в чьих текстах, манифестах и выступлениях начала звучать антиимпериалистическая критика. Анджела Дэвис (Angela Davis), феминистка марксистской ориентации, Тони Бамбара (Tony Cade Bambara), Одр Лорд (Audre Lorde), Элис Уокер (Alice Walker), Патриция Коллинз (Patricia Hill Collins) и др. сформулировали антирасистскую феминистскую освободительную концепцию, учитывающую перспективы расы, класса и пола, т. е. так называемое множественное угнетение (multiple oppression). Как считает белл хукс (bell hooks), пишущая свое имя (псевдоним) с маленькой буквы, "феминизм в Соединенных Штатах никогда не исходил от женщин, наиболее сильно страдающих от сексистского угнетения; от женщин, которых ежедневно убивают - духовно, физически и психологически - и кто не в состоянии изменить условия своей жизни. Они составляют молчаливое большинство, которое принимает свой удел без какого-либо недоумения, без организованного протеста, без коллективного гнева. Бетти Фридан, проложившая своей "Загадкой женственности" (1963) путь возрождению феминизма в 1960-х гг., написала свою книгу так, как если бы этих женщин никогда не существовало. … Она не сказала своим читателям, лучше ли быть прислугой, нянькой, рабочей на конвейере, машинисткой или проституткой, чем домохозяйкой привилегированного класса". Хукс полагает, что белый феминизм как движение, направленное на наделение женщин социальными правами наравне с мужчинами, проблематичен: "Поскольку мужчины не являются равными в обеспечивающей господство белых капиталистической патриархальной классовой структуре, то с какими мужчинами женщины хотят быть равными?"

    С начала 1980-х гг. антирасистские феминистские дискуссии сосредоточились на определении политических целей борьбы черных женщин (насколько они совпадают с целями черных мужчин?) и символическом значении их опыта. Элис Уокер, полагая, что у белых женщин нет необходимости определять свой феминизм как "белый", так как он всегда исходил из белой культуры, ввела, в противопоставление ему, термин womanism (от англ. woman - женщина). Им обозначают афроцентричный феминизм как креативный процесс "роста сознания", направленный на наделение внутренней силой (empowering) как женщин, так и мужчин, на уничтожение различных иерархий и систем угнетения, которые пронизывают западное общество.

    Значительное место в современном афроцентричном феминистcком дискурсе занимают феминистская теология, лесбийская теория (борьба против гомофобии в среде чернокожих), дискуссии о содержании и конструировании маскулинности черных мужчин, о расовой справедливости в ситуации, когда 70% заключенных в США являются цветными, о концепции социальной политики и здравоохранения в отношении черных женщин и одиноких матерей.

    Литература:

    • Белл хукс. Феминистская теория: от края к центру // Антология гендерных исследований. Сб. пер. / Сост. и комментарии Е. И. Гаповой и А. Р. Усмановой. Минск: Пропилеи, 2000. С. 236-253.
    • Дэвис Анджела. Расизм и миф о черном насильнике // Там же. С. 190-217.
    • Bell hooks. Feminist Theory: From Margin to Center. Boston: South End Press, 1989.
    • Davis Angela. Women, Race and Class. Vintage Books, 1981.
    • Walker Alice. In the Search of Our Mother's Garden. 1983.

    © Е. И. Гапова

info@icwc-aral.uz