Главная | Что такое гендер | Новости | Публикации | База знаний | Встречи | Ссылки | English

НОВОСТИ

1.08.2018 г.

Гендер иностранных дел: что дает и в чем мешает женщинам новый закон о дипломатической службе

В середине июня украинская дипломатия получила новый закон о дипслужбе.

Причин для его обновления было немало: этого требовала и ситуация, в которой находится страна, и принятый ранее закон о государственной службе.

И эксперты, и дипломаты, и президент называют его революционным и таким, который всерьез реформирует дипломатическую службу по опыту ряда европейских стран.

Не секрет, что одним из приоритетов европейской политики является гендерная политика. Но дает ли новый закон женщинам шанс на равных с мужчинами представлять Украину на международной арене?

В далеком 1919 году в Великобритании был принят закон, запрещающий гендерную дискриминацию и создающий равные возможности для мужчин и женщин на дипломатической и консульской службе. Однако британский Foreign Office еще долго не спешил делать ставку на женщин – тогда считали, что женщины слишком открыты для соблазнов и не будут восприниматься всерьез иностранными правительствами.

Гендерные достижения Украины гораздо скромнее: похожих норм, направленных на МИД, у нас никогда не было, но с 2005 года действует рамочный закон об обеспечении равных прав и возможностей женщин и мужчин. Два года назад запрет дискриминации по признаку пола вошел и в новый закон о государственной службе. Между тем отечественные стереотипы о женщинах в международной сфере мало чем отличают от британских, хотя и имеют свой советский оттенок.

Дипломатия Союза рассматривала своих служащих как часть агентурной сети.

О гуманности и гендерном равенстве тогда и речи не было – каждый выполнял свое спецзадание.

Как утверждают опытные дипломаты, в то время существовало неформальное правило: женщин в долгосрочные загранкомандировки старались не отправлять. А если на момент принятия кадрового решения женщина не была замужем или была разведенной – это наверняка блокировало назначение на должность за рубежом.

Дипломатическая система независимой Украины очень медленно избавляется от старых правил. Так, первый президент Леонид Кравчук не назначил ни одну женщину на должность посла, а вот Виктор Ющенко побил рекорд, назначив пять.

Среди глав МИД Украины женщин до сих пор не было, но есть положительная тенденция в их назначении на другие должности – которая, правда, в последние годы приостановилась.

В украинском дипведомстве за годы независимости было три женщины в должности заместителя министра или равнозначной – это Наталья Зарудная, Наталья Галибаренко, Елена Зеркаль. Восемь женщин стали послами и представителями Украины в международных организациях, семь – генконсулами.

Четыре женщины возглавили генконсульства Украины в 2015 году – эти дипломатки через некоторое время будут иметь достаточный опыт, чтобы претендовать на должности послов.

Сейчас четыре посольства Украины возглавляют женщины.

Это Татьяна Ижевская (посол при Святом Престоле, на этой должности еще с 2006 года!), Наталья Галибаренко (Великобритания, 2015), Инна Огнивец (Португалия, 2015) и Любовь Непоп (Венгрия, 2016).

С весны 2016-го новых назначений женщин на должности руководителей иностранных дипучреждений не было – при этом было немало назначений послов-мужчин.

В прошлом году в одном из интервью министр иностранных дел Павел Климкин заявил, что министерство "пытается окончательно преодолеть рудименты советской ментальности".

"Сейчас в дипломатической службе мы стараемся не только увеличить количество женщин, но и провести смену поколений, чтобы работали специалисты, которые учились и начинали работать в независимой Украине. Это люди с другим менталитетом. С этим поколением приходит больше женщин", – заявил Климкин, отметив, что женщины на руководящих должностях работают так же эффективно, как и мужчины.

Новый закон "О государственной службе", принятый в последние дни 2015 года, имел целью реформировать всю структуру госаппарата и лишить ее советского наследия и ввел, среди прочего, открытые конкурсы на должности. На его основе был разработан проект закона о дипслужбе. Этот документ, подготовленный и внесенный в Раду президентом, прошел непростой путь – 145 поправок, вето президента, повторное одобрение...

Основные его нововведения касаются структурных управленческих изменений внутри дипслужбы: уменьшение количества рангов, изменение категорий работников дипломатической сферы в соответствии с законом о госслужбе, введение должности госсекретаря в МИД, открытые конкурсы на все должности, кроме тех, на которые назначает президент, и т.п.

Нормы закона, касающиеся государственного пенсионного страхования, предусматривают, что теперь государство будет платить страховые взносы за неработающего мужа или жену дипломата, который поехал с ней или с ним в длительную командировку за границу (ранее эти страховые взносы делал сам супруг). Также в законе впервые прописано, что государство способствует трудоустройству "другого из супругов во время пребывания за рубежом по месту долгосрочной командировки". Эта норма важна – она поощряет женщин активно подниматься по карьерной лестнице, когда муж-дипломат едет работать за границу.

Вместе с тем, в законодательстве осталась дискриминационная норма.

Статья 40 закона о дипслужбе говорит, что рабочее время должностных лиц дипломатической службы определяется законом о госслужбе.

А уже в последнем, в статье 56, записано следующее: "...запрещается привлекать к работе сверх установленной продолжительности рабочего дня, а также в выходные и нерабочие дни, в ночное время беременных женщин и женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет. Женщины, имеющие детей в возрасте от 3 до 14 лет или ребенка с инвалидностью, могут привлекаться к сверхурочным работам только с их согласия. Привлечение людей с инвалидностью к сверхурочным работам возможно только с их согласия и при условии, что это не противоречит медицинским рекомендациям".

Но дипломатия – это работа 24 часа в сутки, что также предусмотрено законом... но только для мужчин.

Ведь "обновленный" закон устанавливает различия между полами и не объясняет цель этого.

То есть мужчин, имеющих детей в возрасте до трех лет, можно привлекать "к работе сверх установленной продолжительности рабочего дня, а также в выходные и нерабочие дни, в ночное время".

А вот женщин ставят перед выбором между семьей и карьерой.

При этом в законе среди требований к лицам, претендующим на вступление на дипломатическую службу, есть такой пункт: "Отсутствие обстоятельств, которые могут препятствовать выполнению должностных обязанностей во время работы в системе органов дипломатической службы".

Учитывая законодательный запрет сверхурочной работы женщин, чиновник, принимающий кадровое решение, вполне может счесть семейные обстоятельства дипломатки препятствующими ее работе.

Проводился ли гендерный анализ закона или нет, но в публичном пространстве таких замечаний нет, и в выводах профильного комитета ВРУ и главного юридического управления об этом не упоминается. Остается надеяться на гендерно сбалансированную кадровую политику в МИД, за которую отвечает конкурсная комиссия, министр и, конечно, президент.

К слову, Украина несет международные обязательства по ведению гендерно сбалансированной кадровой политики в системе государственного управления. В прошлом году Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин, который мониторит выполнение Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, заметил, что женщины в Украине по-прежнему недостаточно представлены на уровне принятия решений в парламенте, в правительстве и на дипломатической службе из-за господства традиционных и патриархальных взглядов.

А еще к 2015 году Украина должна достичь показателей, провозглашенных Декларацией тысячелетия ООН, среди которых – обеспечение соотношения обоих полов на уровне не менее 30 к 70 в представительных органах власти и на высших ступенях исполнительной власти – этого, очевидно, пока нет.

Привлечение большего количества женщин к принятию решений в международной сфере и к представлению Украины в мире необходимо не только для обеспечения равенства. Это является признаком реальной реформы дипломатической сферы.

Для начала МИД мог бы взять пример с Министерства обороны.

Ведь новой особенностью реформы этого министерства стала именно гендерная политика. В частности, в Минобороны постепенно отменяют запрет на назначение женщин на боевые посты. В ВСУ проходят воинскую службу и работают более 55 тысяч женщин, то есть около 22% личного состава. Также в Минобороны готовятся назначить советника/советницу министра по гендерным вопросам.

А вот в МИД в 2015 году хотя и было зафиксировано соотношение мужчин и женщин в центральном аппарате примерно 70% на 30% от общего количества работников, однако из 600 работников только 38 женщин занимали руководящие должности!

Действенным способом привлечь больше женщин к высоким должностям в украинской дипломатии являются квоты.

И хотя министр Павел Климкин является противником применения квот для достижения гендерного равенства в МИД, в других государствах этот подход успешно работает. Например, в МИД Австрии установлена квота 60/40. И если доля женщин (или мужчин) будет падать ниже 40%, то во время конкурсов – если претенденты имеют одинаковую квалификацию – предпочтение будут отдавать представителю или представительнице менее представленного пола.

Система квот действует также в северных европейских странах. Благодаря этому, например, в Финляндии были периоды, когда более 70% кандидаток, которые подавались на работу в дипломатической службе, становились победителями кадровых конкурсов.

И, наконец, остается надеяться на гендерно сбалансированную кадровую политику президента – ведь именно от главы государства зависит, будут ли назначать женщин на руководительницы должности в дипломатические учреждения Украины за рубежом.

Ирина Тишко

Источник: Европейская правда

 

info@icwc-aral.uz