Главная | Что такое гендер | Новости | Публикации | База знаний | Встречи | Ссылки | English

НОВОСТИ

29.05.2017 г.

ПРООН запускает инициативы по развитию женского предпринимательства в Узбекистане

Проект ТПП и ПРООН «Бизнес-форум Узбекистана (фаза-III)» запускает новый компонент по расширению правовых и экономических возможностей для развития женского предпринимательства в Узбекистане.

Малый бизнес, составляя 56,9% ВВП страны, обеспечивает занятость 78,1% населения Узбекистана. Частный сектор вносит существенный вклад в развитие инноваций, технологий, инфраструктуры, необходимых для повышения качества уровня жизни населения. Стимулирование развития бизнеса, вовлечение молодежи в частный сектор для обеспечения экономического роста и создания рабочих мест является одной из Целей устойчивого развития (ЦУР), принятых странами-членами ООН в числе, которых и Узбекистан, взявший обязательства по их имплементации.

Важным и одновременно нереализованным источником экономического роста является женское предпринимательство. Женщинынаравне с мужчинами могут и создают новые рабочие места для себя и других и предлагают обществу новые решения проблем в сфере менеджмента, организации бизнеса.

Занимаясь предпринимательством, женщины получают больший доступ к финансовым и другим необходимым для бизнеса ресурсам, влияют на принятие решений, развиваются и самореализуются. При этом доходоприносящая деятельность способствует укреплению устойчивости домохозяйств, повышению их уровня жизни, позволяет выйти на новый уровень потребностей и нужд и развить успешный социально ответственный женский бизнес. Женский бизнес может производить и перерабатывать экологически чистые продукты, а также внести вклад в обеспечение продовольственной и экологической безопасности страны.

Положительным эффектом от развития женского бизнеса является снижение нагрузки на бюджет государства и увеличение его доходной части. Исследования в области женского предпринимательства свидетельствуют, что женщины, как правило, инвестируют в благосостояние семьи (здоровье детей, питание, образование) чаще, чем мужчины, а также осуществляют предпринимательскую деятельность в трудоемких отраслях, способствующих найму большего количества работников, что прямо влияет на повышение занятости населения.

В Узбекистане почти равное соотношение мужчин (49.7%) и женщин (50,3%), что свидетельствует о значительном потенциале для развития женского предпринимательства. Согласно оценкам Торгово-промышленной палаты Узбекистана общее количество женщин-предпринимателей составляет около 52 тыс., т.е. примерно 10% всех субъектов предпринимательства.

Следует отметить, что, действующее законодательство предоставляет равные права и возможности для всех и отражает принципы гендерного равенства. Данный факт, также нашел свое подтверждение в результатах независимого исследования Всемирного банка «Doing Business», в котором с 2017 г. включен гендерный признак при оценке легкости ведения бизнеса. Несмотря на это, по сей день в деловой среде женщины представлены в меньшинстве. При этом, статистика текущего года свидетельствует о росте доли женщин в предпринимательстве. Так 33,6% от общего количества зарегистрированных с 1 апреля по 1 мая 2017 г. субъектов предпринимательства приходится на долю женщин, зарегистировавшихся в качестве индивидуального предпринимателя и совместно или самостоятельно участвующих в учреждении юридического лица. Такие данные позволяет отследить запущенная с 1 апреля этого года автоматизированная система государственной регистрации бизнеса.

В целях большего вовлечения женщин в предпринимательскую деятельность немаловажным является и создание условий для высвобождения женщин от рутинных домашних дел, в частности, создание возможностей по уходу за ребенком. Например, увеличение количества приема детей в дошкольные образовательные учреждения позволили бы женщинам уделять время для организации и ведения своего дела.

В рамках проекта ТПП и ПРООН «Бизнес-форум Узбекистана (фаза-III)» планируется разработать программу мер по совершенствованию условий, способствующих вовлечению женщин в предпринимательскую деятельность. Программа будет включать проведение обучающих семинаров, разработку и распространение бизнес-моделей женского предпринимательства в сельской местности, предоставление типовых бизнес-планов, создание возможностей для получения кредитов на базе движимого имущества.

В целях трудоустройства выпускников лицеев и профессиональных колледжей, женщин и молодежи, повышения или получения ими дополнительных профессиональных навыков и профессий, востребованных на рынке труда, будут разработаны программы и методические материалы для организации специальных бесплатных курсов обучения и повышения квалификации.

Ранее проект ПРООН «Бизнес-форум Узбекистана» при финансировании южноафриканской компании «Sasol» поддержали расширение предприятия «Urganch Milliy Tikuvchilik». На предприятии, возглавляемом предпринимательницей из города Ургенч, Хорезмской области, Фарогат Сайдуллаевой прошли обучение навыкам шитья 200 девушек с инвалидностью. Сегодня это небольшое предприятие инициативной женщины реализует на деле принципы социально-ответственного бизнеса, являясь успешной инклюзивной бизнес-моделью. Здесь работают девушки и женщины с нарушением слуха, которые получают не только возможность финансового обеспечения, но и удовольствие от самореализации.

Другим положительным примером совместного проекта ТПП и ПРООН по поддержке женского предпринимательства стало открытие Центра по дизайну одежды в городе Намангане. Проходя производственную практику в Центре, девушки повышают навыки моделирования и дизайна одежды, востребованные на рынке, что в дальнейшем позволяет им находить достойную работу или открывать собственное дело.

Актуальной является инициатива совместного проекта по вовлечению женщин в организацию интенсивных яблоневых садов. Так, в проведенных семинарах приняли участие около 600 фермеров, включая женщин из Кашкадарьинской, Самаркандской, Ферганской, Андижанской, Наманганской и Ташкентской областей. Тренинги проводились согласно разработанному практическому пособию по выращиванию яблонь по интенсивным методам в условиях Узбекистана ипозволили участникам повысить знания о современных технологиях возделывания яблоневых садов, а также развить практические навыки по повышению эффективности садоводства.

Напомним, что проектом проводился анализ предпринимательской среды, с результатами которого можно ознакомиться в публикации «Портрет» женщины-предпринимателя».

Источник: UzDaily.uz

«Женский вопрос» в органах власти Казахстана и России – наглядное сравнение

Тема участия женщин в большой политике становится все более актуальной. В некоторых странах гендерные квоты даже закрепляют законодательно или стараются их соблюдать политическим решением — 50% на 50%, мужчины и женщины поровну.

И Казахстан, и Россию феминистки, как местные, так и зарубежные критикуют за малое представительство женщин в политике. Дескать, в политику женщин не пропускают. Существует, однако, и альтернативное мнение, особенно относительно России, что, наоборот, наблюдается засилье женщин. Попробуем разобраться, почему две эти точки зрения могут уживаться в публичной политике.

Для начала подсчитаем, сколько же женщин среди самых главных людей в государственном аппарате, которые для многих и олицетворяют власть. Начинаем с администраций президентов и их руководства. В руководстве АП Казахстана всего одна женщина, но она занимает важный пост. Это государственный секретарь Республики Казахстан Гульшара Абдыкаликова. Пост государственного секретаря по протоколу является пятым после президента, председателей палат парламента и премьер-министра.

В АП России женщин больше — их три. Это Лариса Брычёва — помощник президента и одновременно начальник государственно-правового управления президента, советник президента Александра Левицкая и уполномоченный при президенте по правам ребенка Анна Кузнецова.

Должность уполномоченного по правам ребенка в Казахстане, которую занимает Загипа Балиева, не входит в номенклатуру руководящего состава администрации президента.

В правительстве России тоже три женщины: вице-премьер Ольга Голодец, министр образования и науки Ольга Васильева, министр здравоохранения Вероника Скворцова.

В правительстве Казахстана на данный момент всего одна женщина — министр труда и социальной защиты населения Тамара Дуйсенова.

В парламенте с представительством женщин гораздо лучше. Совет Федерации возглавляет Валентина Матвиенко, а еще там 30 женщин, представляющих регионы. Причем надо отметить, что в России очень часто, особенно в областях, женщины являются главами законодательной власти региона. За счет этого там доля женщин больше, чем в Государственной думе, где их 71 из 448 депутатов. Помимо Матвиенко, в руководстве Совета Федерации есть Галина Карелова — заместитель председателя. В руководстве Государственной думы есть две женщины — заместителя председателя — это Ольга Епифанова и Ирина Яровая. В казахстанском парламенте — обратная картина. В Сенате (верхняя палата) женщин всего четыре и в руководство они не входят. А вот в Мажилисе (нижняя палата) 29 женщин, заместителем председателя палаты являетсяГульмира Исимбаева.

Женщины в политической элите



Ветвь власти

Казахстан

Россия

1

Администрация президента (руководство)

всего человек

12

39

женщин

1

3

доля женщин, %

8,3

7,7

2

Правительство (премьер, вице-премьеры, министры)

всего человек

18

32

женщин

1

3

доля женщин, %

5,5

9,3

3

Верхняя палата парламента (депутаты)

всего человек

47

170

женщин

4

31

доля женщин, %

8,5

18,2

4

Нижняя палата парламента (депутаты)

всего человек

107

448

женщин

29

71

доля женщин, %

27,1

15,8

5

Главы регионов

всего человек

16

85

женщин

0

4

доля женщин, %

0

4,7

6

Центральный банк (руководство)

всего человек

5

8

женщин

1

3

доля женщин, %

20,0

37,5

7

Верховный суд (председатель, заместители, коллегии)

всего человек

65

114

женщин

24

40

доля женщин, %

36,9

35,1



В отличие от центральных органов власти и парламента, среди глав регионов мало женщин. В Казахстане их вообще нет, женщины есть только среди заместителей. А вот в России их четыре: Наталья Комарова — губернатор Ханты-Мансийского автономного округа — Югра, Марина Ковтун — губернатор Мурманской области, Светлана Орлова — губернатор Владимирской области, Наталья Жданова — губернатор Забайкальского края.

В областях России женщины преобладают и на постах руководителей законодательных собраний. То есть в принципе, в России местная исполнительная и законодательная власть более женская, чем в Казахстане.

В Национальном банке Казахстана среди руководства одна женщина — заместитель председателя Дина Галиева. Банк России возглавляетЭльвина Набиуллина, первый заместитель — Ксения Юдаева, заместитель — Ольга Скоробогатова.

Но больше всего женщин в Верховных судах обеих стран: в казахстанском их 24 из 65, а в российском — 40 из 114. Тут бы, конечно, и порадоваться, однако этому мешает нехорошая общественная репутация судов в обеих странах, где оправдательные приговоры составляют в среднем 2%, что гораздо ниже, чем в период массовых репрессий 1937 года. Получается, решения гендерного вопроса недостаточно для улучшения качества работы органа.

Но то были большие политики, мелькающие на телеэкранах. А вот как обстоят дела в целом с государственным аппаратом.

В Казахстане женщины составляют 55,5% от общего количества государственных служащих (51151 из 98272 человек), а если говорить о политических госслужащих, то это 10% (43 из 433). При этом количество женщин на политических постах растет: в 2014 году их было 34, в 2015 — 39, в 2016 году — 43.

В России доля женщин на государственной гражданской службе составляет 72,1%, из них 25,3% — руководители высшей группы должностных лиц. На региональном уровне доля женщин на руководящих должностях составляет 42,3%. Это намного больше, чем в Казахстане. Да и численность государственных служащих в России намного больше — около 1455 тысяч всего и 40 тысяч руководителей.

Теперь заглянем в бизнес. Казахстанские «псевдолибералы» утверждают, что в бизнесе все гораздо более справедливо, чем в государственном аппарате, там человек гораздо лучше может проявить себя, а значит, там и женщины могут реализоваться лучше.

Оценим список 200 богатейших бизнесменов России, в нем всего три женщины: Елена Батурина, Елена Рыболовлева, Наталья Филева. При этом Елена Батурина — жена бывшего мэра Москвы, Юрия Лужкова, а Елена Рыбловлева вошла в рейтинг после развода с Дмитрием Рыболовлевым и раздела имущества. Есть правда еще две очень богатые женщины: Татьяна Бакальчук и Ольга Белявцева, но они до вхождения в топ-200 не дотянули по размеру состояния. Очевидно, губернатором женщине в России стать легче, чем мультимиллионером. Возможно, когда богачи первой волны начнут уходить и наследство получат их дети, число богатых женщин увеличится.

В Казахстане список богатейших бизнесменов гораздо меньше — их всего 50. Но там женщин тоже три: Динара Кулибаева, жена Тимура Кулибаева и средняя дочь президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, Айгуль Нуриева и Альфия Куанышева, жена Тимура Куанышева. В среднем получается, доля женщин среди богачей в Казахстане в четыре раза больше, чем в России. Однако это очень грубая оценка: если в Казахстане список расширить до 200 человек, не исключено, что число женщин в нем не сильно увеличится.

В общем, ситуация с гендерным представительством такая:

В Казахстане количество женщин в государственном аппарате примерно соответствует доле женщин в среднем среди населения, отличаясь на пару процентов в большую сторону. Однако среди политических госслужащих их всего 10%. Если брать по ветвям власти, то женщин больше всего в парламенте и судебной системе, а меньше всего среди глав регионов.

В России количество женщин в государственном аппарате существенно превосходит их долю в населении и составляют практически три четверти всего состава, правда, на руководящих постах их меньше, однако если брать в среднем, то все равно больше, чем в Казахстане — в 2,5 раза. Если брать по ветвям власти, то также как и в Казахстане больше всего женщин в судебной системе и в парламенте.

В обеих странах женщине преуспеть в государственном аппарате или в представительных органах гораздо легче, чем стать крупным бизнесменом. То есть за неравенство возможностей надо критиковать не государство, а бизнес и особенно крупные корпорации.

Если в Казахстане действительно феминисткам есть еще чего добиваться для гендерного представительства в государственном аппарате, то в России фактически добиваться уже нечего — более-менее сбалансированное представительство в целом уже обеспечено, особенно на местном уровне. Учитывая, что основная часть населения сталкивается как раз с местной властью, то конечно понятно, почему Россия считается страной победившего матриархата. А российские феминистки, говоря о равном политическом представительстве, бьются уже за самые высокие посты — посты людей, принимающих политические решения.

Марат Шибутов

Источник: ИА REGNUM

 

info@icwc-aral.uz